Йохан Вандерплаетсе

Schneider Electric и Йохан Вандерплаетсе — перспективный союз

Опубликовано в номере:
PDF версия
В июне 2016 г. новым президентом Schneider Electric в России и СНГ стал Йохан Вандерплаетсе. В разговоре с главным редактором нашего журнала Владимиром Никифоровым он рассказал о своем опыте работы и жизни в России и о стратегии компании на российском рынке, коснулся вопросов российской экономики и дал несколько прогнозов развития технологий.

Относительно недавно вы стали президентом Schneider Electric в России и СНГ. Какими стали ваши первые шаги на этом посту? И, с учетом вашей двадцатипятилетней жизни в России и большого профессионального опыта, какое время необходимо вам для вхождения в курс дела?

Я возглавляю компанию Schneider Electric в России и СНГ с 1 июня этого года. Стратегия Schneider Electric в России, в основе которой лежат локализация и инновации, мне понятна и в корректировке не нуждается, также мне хорошо знакомы основные рынки, на которых работает Schneider, — промышленная автоматизация, энергетика и информационные технологии. Поэтому мне не потребуется много времени, чтобы войти в курс дела.

К тому же, как вы верно отметили, в России я живу уже более 20 лет, люблю эту страну и, как мне представляется, понимаю ее специфику. До прихода в Schneider Electric я на протяжении семи лет был президентом Emerson в регионе Восточная Европа, который включал в том числе Россию и СНГ, а до этого десять лет возглавлял бизнес Alcatel в России, СНГ, Центральной и Южной Европе.

Для компании Schneider Electric Россия является стратегически важным рынком. По объему бизнеса она занимает для нас четвертое место в мире и второе в Европе. За последние пять лет наша компания вложила более $1 млрд в развитие местного производства. У нас в России шесть заводов и 12 тыс. сотрудников. И я горжусь возможностью стоять у руля такого серьезного бизнеса.

В своей деятельности я планирую сделать акцент на развитии интеллектуальных технологий, таких как «умное здание», «умный город» и промышленный «Интернет вещей». На мой взгляд, сегодня для России важны интеллектуальные технологии и их развитие можно назвать очень перспективным направлением.

Schneider Electric очень динамично развивается. Какова стратегия компании на ближайшую и дальнюю перспективу? Есть ли планы по ее изменению?

Никаких существенных изменений в стратегии компании в ближайшем будущем не предвидится. Что же касается стратегии для российского рынка, то здесь не потеряет своей актуальности один из важных моментов, который сегодня помогает нам уверенно чувствовать себя в России и одновременно является ключом к успеху, — это локализация производства. Я считаю, что если мы хотим успешно работать в России, то нам необходимо быть российской компанией с местным производством. При этом мы начали заниматься локализацией еще до того, как это стало модным трендом.

В то же время, конечно, достичь 100%-ного уровня локализации высокотехнологичного оборудования в одной стране невозможно и экономически нецелесообразно. Это относится не только к России, но и к другим странам. Мы стремимся максимально локализовать производство в России, но без ущерба качеству и конкурентоспособности цены.

Могу привести конкретный пример: в настоящий момент на нашем заводе «Потенциал», который находится в Козьмодемьянске и производит каждую третью в России розетку или выключатель, степень локализации достигла 60%. И это очень хороший показатель. При этом мы очень тщательно следим за уровнем качества местных поставщиков — как только он достигает необходимо высокого уровня, мы начинаем покупать комплектующие у них.

Мы намерены продолжать взятый курс на локализацию, и компания будет только увеличивать инвестиции в Россию. К примеру, в июне в рамках Петербургского между­народного экономического форума мы подписали соглашение о намерениях с губернатором Ленинградской области по реализации нового инвестиционного проекта. Schneider Electric планирует инвестировать более 750 млн рублей в строительство второй очереди завода «ЭлектроМоноблок» в пос. Коммунар Ленинградской области. Расширение производства планируется в рамках реализации специального инвестиционного контракта (СПИКа). Заявка на СПИК будет в ближайшее время направлена компанией в Министерство промышленности и торговли РФ для утверждения специальной комиссией. Если заявка будет одобрена, на новом производстве будет собираться оборудование для промышленной автоматизации.

Промышленный «Интернет вещей» (Industrial Internet of Things, IIoT) сейчас у всех на слуху, но в него вкладывают совершенно разный смысл. Как этот термин понимаете вы? Насколько серьезным игроком этого рынка видит себя Schneider Electric? Реализуются ли уже данные технологии в России?

По мнению аналитиков, объем мирового рынка «Интернета вещей» (Internet of Things, IoT) в ближайшие годы будет исчисляться триллионами долларов. При этом наиболее быстрый и заметный экономический эффект от использования концепции IoT и «больших данных» может быть достигнут в промышленности. К 2020 г. по всему миру будет подключено к Интернету более 50 миллиардов устройств, большая часть которых — машины. Промышленный «Интернет вещей» начинается с датчиков и сенсоров нового поколения, имеющих встроенные передающие возможности. Но самый главный вопрос — как использовать этот массив данных? Возникает потребность в программах, способных анализировать эти потоки информации и выдавать руководству рекомендации по сокращению энергопотребления, замене оборудования или внесению изменений в технологический процесс.

Два основных направления применения этих технологий сегодня — это повышение энергоэффективности и предупредительное техническое обслуживание производства, которое позволяет на основе «больших данных» строить математические модели возможного износа оборудования до его выхода из строя. По обоим направлениям наши эксперты уже ведут работу в России.

Промышленный «Интернет вещей» нередко представляется как революция, которая глубоко меняет облик промышленности. В действительности же это скорее эволюционный переход, который базируется на технологиях и функциях, разработанных передовыми поставщиками систем автоматизации за последние 15 лет. По мере совершенствования глобальных стандартов для раскрытия всего потенциала платформы промышленного «Интернета вещей» может понадобиться еще лет пятнадцать, и в течение этого времени в промышленности будут происходить существенные изменения. Уже сегодня конечные пользователи и машиностроители могут использовать преимущества новых доступных технологий промышленного «Интернета вещей». При этом уровень технологического развития позволяет современным предприятиям внедрять решения IIoT путем постепенного перехода на новые технологии, а не путем изъятия и замены. Стоимость устройств с сетевыми возможностями (т. е. «подключенных») постоянно снижается, использование открытых протоколов на базе IP растет быстрыми темпами, а внедрение облачных решений становится реальностью. Такие поставщики, как Schneider Electric, обладают достаточным опытом работы с производственными компаниями, чтобы успешно применять технологии IIoT в производственных системах и продвигать развитие компаний в направлении интеллектуальных производственных предприятий — более эффективных, безопасных и экологичных.

Какие инновационные технологии вы считаете наиболее актуальными для российского рынка?

Сегодня мы много инвестируем и в такую, на первый взгляд, не актуальную для России отрасль, как альтернативная энергетика. У нас есть цель стать одним из мировых лидеров по производству оборудования и строительству солнечных электростанций.

Многие ошибочно полагают, что в России нет возможности строить генерацию на основе возобновляемых источников энергии, потому что тут вечный мороз и очень мало солнца. Но на самом деле это не так, существует большое количество проектов, и для нас это растущий бизнес — в ближайшие месяцы на базе технополиса «Москва» мы откроем производство инверторов для солнечных электростанций.

На мой взгляд, очень важно понимать, что источники энергии сегодня — это далеко не только газ и нефть. Да, пока традиционные источники энергии играют и какое-то время еще будут играть очень важную роль, но рано или поздно эра нефти закончится — не потому, что нефти больше не станет, а из-за стремительного развития технологий.

Какие крупные проекты вы сейчас реализуете в России?

Schneider Electric стремится производить в России все самое современное и реализует комплексный подход к локализации, объединяющий производство, НИОКР, сервис, образование и технологическое партнерство с российскими компаниями.

За последний месяц мы открыли два центра компетенций на базе ведущих вузов: в Горном университете в Санкт-Петербурге и в МГТУ им. Г. И. Носова в Магнитогорске. В их оснащение было вложено более 12 миллионов рублей. Таким образом, мы помогаем российским студентам знакомиться во время учебы с самым современным оборудованием, стимулируем совместные исследования и разработки и готовим на базе центров компетенций программы повышения квалификации для профессионалов отрасли.

Осенью мы также планируем открыть инженерный и производственный центр в технополисе «Москва», в который мы вложили около 10 миллионов евро. Кроме того, в этом году мы собираемся открыть центр НИОКР в «Сколково», который будет заниматься локализацией программного обеспечения и, в частности, разработкой систем диспетчеризации, управления и контроля для энергетики и нефтегазовой промышленности.

Вы приехали в Россию в начале девяностых, во время тяжелейшего кризиса, когда многие россияне стремились отсюда уехать. Что вас, молодого студента из благополучной Бельгии, привлекло тогда в нашу страну, а потом побудило остаться и стать «почти русским»?

Первый раз я приехал в Россию зимой 90-го года, будучи студентом последнего курса юридического факультета. Это, конечно, был непростой период для страны, тогда еще Советского Союза. Я помню пустые полки в магазинах. Как западный человек, я испытал некоторый культурный шок, но за время этой поездки я успел пообщаться со многими русскими людьми и сразу понял, что то, что мы тогда знали о СССР, неправильно. Я понял, что в стране живет добрый и сильный народ, и это стало для меня открытием.

Потом я вернулся к себе в страну продолжать обучение, закончив его в 1992 г. Я вспомнил, насколько теплые впечатления оставила моя первая поездка в Россию, и решил вернуться и изучать русский язык. Конечно, у меня были и карьерные соображения, я представлял себе, какие возможности открывала страна для западного юриста, который говорит по-русски. Россия только становилась открытой для Запада страной, это могло быть перспективно с точки зрения карьеры. Кроме того, меня очень интересовали русская культура, народ, то, как живут люди. И я ни разу об этом не пожалел. Собрал чемодан, приехал, год учил русский язык. За это время я просто влюбился в страну и решил остаться.

Вы обладаете уникальным опытом жизни внутри России и работы в ведущих высокотехнологичных мировых компаниях. Что, на ваш взгляд, нужно сделать, чтобы инновационная экономика, о которой столько говорят, в полную силу заработала в России?

Я думаю, что рецепты повышения эффективности российской экономики хорошо известны.

Прежде всего, есть очевидные основы: например, создание стабильной правовой базы, которая бы защищала права инвесторов, как иностранных, так и российских. Безусловно, необходима и более прозрачная судебная система, где судьям выплачивалась бы конкурентоспособная зарплата, гарантирующая их независимость. Коррупция — не уникальная проблема, она есть не только в России, но она серьезно влияет на деловой климат и развитие инноваций. С этой проблемой России необходимо бороться.

Есть и позитивные стороны: Россия обладает огромным преимуществом по сравнению со многими другими странами — превосходными университетами и школами. Однако они должны активнее сотрудничать с бизнесом. Поэтому Schneider Electric разработал сильную университетскую программу, в рамках которой открывает свои лаборатории на базе учебных заведений. Такой подход дает возможность повысить квалификацию студентов и преподавателей, а также создает инновационную экосистему с участием бизнеса.

Еще один важный аспект — это поддержка малого и среднего бизнеса. Если вы посмотрите на успешные инновационные экономики на Западе, инновации часто приходят со стороны малого бизнеса и стартапов. Да, в Германии есть крупные известные корпорации, но истинная сила немецкой экономики состоит не в этих крупных компаниях, а в том, что немцы называют Mittelstand, в сотнях малых и средних компаний, которые функционируют в своей нише. Государство в России может помочь развитию небольших компаний, оказать адресную финансовую помощь стартапам и предоставить им налоговые льготы.

Как я уже говорил, Россия должна мыслить шире и активно инвестировать в технологии будущего, особенно в возобновляемые источники энергии. Интеллектуальные сети, «умные» города, солнечная и ветровая энергии — все эти технологии необходимы, если мы хотим значительно сократить выбросы CO2 и спасти нашу планету. И мир гораздо быстрее движется в направлении внедрения этих технологий, чем это представляет большинство людей. В этом отношении компания Schneider Electric является активным партнером России!

 

Йохан Вандерплаетсе закончил с отличием юридический факультет Гентского университета и факультет европейского права Европейского колледжа в Брюгге, изучал русский язык в Государственном институте русского языка имени А. С. Пушкина в Москве. Также отлично владеет голландским, английским, немецким и французским языками.

До прихода в Schneider Electric Йохан Вандерплаетсе работал в компании Emerson Process Management в должности вице-президента по региону Восточная Европа, который включал в том числе Россию и СНГ. Под руководством Йохана компания Emerson Process Management добилась значительного роста бизнеса в регионе, а также открыла новый крупный завод в Челябинске по выпуску оборудования для автоматизации технологических процессов промышленных предприятий.

Йохан начал карьеру в компании Alcatel, пройдя путь от юриста до руководителя компании в России, СНГ, Центральной и Южной Европе. Несколько лет он также работал в инвестиционном фонде Европейского банка реконструкции и развития в Казахстане.

Йохан является президентом российско-бельгийского бизнес-клуба, вице-президентом бельгийско-люксембургской торговой палаты в России, офицером ордена Короны Бельгии и почетным профессором нескольких российских университетов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.