Промышленная робототехника в России: проблемы и перспективы

Опубликовано в номере:
PDF версия
В апреле в Москве состоялся международный воркшоп по робототехнике, организованный Национальной ассоциацией участников рынка робототехники. Сегодня Россия значительно отстает по темпам развития робототехники от многих европейских и азиатских стран, и участники мероприятия попытались выяснить, что нужно сделать, чтобы решить эту проблему. Свое мнение на этот счет высказали представители Международной федерации робототехники (IFR), Yaskawa Robotics Europe, Zhejiang Buddha Technology, ПАО «КАМАЗ» и Минпромторга России. Модератором сессии стал Антон Атрашкин, директор деловой программы международной промышленной выставки «Иннопром». Предлагаем читателям ознакомиться с сокращенной версией дискуссии.

Антон Атрашкин, директор деловой программы выставки «Иннопром»

Антон Атрашкин, директор деловой программы выставки «Иннопром»

Гудрун Лиценбергер (Gudrun Litzenberger), генеральный секретарь Международной федерации робототехники (IFR)

Гудрун Лиценбергер (Gudrun Litzenberger), генеральный секретарь Международной федерации робототехники (IFR)

Антон Атрашкин (А. А.): Первой я хотел бы предоставить слово Гудрун Лиценбергер — несколько лет назад именно она поддержала нашу инициативу создать в России ассоциацию робототехники, и с того времени руководство IFR регулярно участвует в мероприятиях в России.

Гудрун Лиценбергер (Г. Л.): Первые результаты 2017 г. по использованию робототехники в мире показывают очень быстрые темпы роста (рис. 1), и в России тоже появляется все больше роботов. Растет местный рынок потребительских товаров, и это требует обновления и расширения производства. Кроме того, в России очень много людей с техническим образованием. Все это будет способствовать развитию робототехники, но на данный момент темп роста рынка очень низкий.

Расскажу немного о том, что представляет собой IFR. В нашу ассоциацию входит 50 членов, и мы постоянно проводим различные конференции и симпозиумы по робототехнике. В последние годы мы начали активно участвовать в вопросах связи с общественностью — как вы знаете, по всему миру ведутся обсуждения, например, по поводу сокращения количества рабочих мест в свете применения робототехники. Также мы занимаемся рыночными исследованиями. Для нас очень важно взаимодействовать с национальными ассоциациями робототехники, чтобы они активно участвовали в обсуждении различных вопросов и предоставляли нам данные по местному рынку. С Россией мы работаем уже в течение двух лет.

Количество роботов, установленных во всем мире в 2008–2016 гг., и прогнозы на результаты 2017–2020 гг.

Рис. 1. Количество роботов, установленных во всем мире в 2008–2016 гг., и прогнозы на результаты 2017–2020 гг. Источник: IFR

 

Бруно Шнекенбургер (Bruno Schnekenburger), президент Yaskawa Robotics Europe

Бруно Шнекенбургер (Bruno Schnekenburger), президент Yaskawa Robotics Europe

А. А.: Наш следующий спикер — Бруно Шнекенбургер. Он приведет актуальную статистику по развитию промышленной робототехники в мире и обозначит основные тренды развития.

Бруно Шнекенбургер (Б. Ш.): Для начала я бы хотел отметить, что буду говорить о данных 2016 года, потому что итоги 2017 г. еще окончательно не подведены. Итак, что касается количества устанавливаемых роботов, мы видим, что по сравнению с 2012 г. ежегодный прирост рынка колоссальный — фактически 18%. Сейчас, я думаю, рост составляет уже порядка 20%, и, судя по прогнозам, эта цифра будет только увеличиваться. Это поразительно. Получается, что еще около 1,7 млн роботов будет внедрено по всему миру до 2020 г. Если посмотреть на распределение роботов по отраслям промышленности (рис. 2), то мы видим, что в автомобильной промышленности наибольшее количество роботов (рост составляет порядка 6%), и есть огромный прирост по электронной промышленности — около 41%. В 2017 г. уже по предварительным данным в этих отраслях рост также довольно существенный, практически в два раза.

Далее я хотел бы обратить внимание на Азию (рис. 3). Цифры по ней, конечно, тоже поражают. В 2017 г. рост по азиатскому региону составил около 35%, хотя изначально прогнозировался 21%. Резкий скачок произошел и в других регионах: в Америке прирост составил порядка 20%, а в Европе — более 50%, хотя прогнозировалось 8%. Если мы вернемся к Азии и посмотрим на разделение по странам, то в 2016 г. явно превалировал Китай: в этой стране было установлено 30% от общего количества роботов. В 2017 г. Китай тоже продемонстрировал потрясающий рост — цифры практически в два раза превышают прогнозные.

Что касается России, то можно видеть, что в 2015–2016 гг. цифры достаточно ровные, но в 2016–2017 гг. идет колоссальное увеличение — надеемся, что такой тренд будет продолжаться (рис. 4).

Количество роботов, установленных по всему миру в разных отраслях промышленности в 2014–2016 гг. Источник: IFR

Рис. 2. Количество роботов, установленных по всему миру в разных отраслях промышленности в 2014–2016 гг. Источник: IFR

Если судить по плотности роботизации по странам (количество роботов на 10 000 людей, занятых в промышленности), то здесь, пожалуй, превалирует Республика Корея — фактически 600 роботов на 10 тыс. работников. Похожая ситуация в Японии, Германии, Швеции. Думаю, что в 2017 г. количество роботов в Китае будет выше среднего по миру. Я считаю, что, пожалуй, это страна номер один. Россия из этого графика выбивается, и эту ситуацию необходимо менять (рис. 5).

 Количество роботов, установленных в Азии в 2015–2016 гг., по сравнению с показателями в Европе и Америке. Прогнозы на 2017–2020 гг. Источник: IFR

Рис. 3. Количество роботов, установленных в Азии в 2015–2016 гг., по сравнению с показателями в Европе и Америке. Прогнозы на 2017–2020 гг. Источник: IFR

Количество роботов, установленных в России в 2008–2016 гг., и прогноз на результаты 2017 г

Рис. 4. Количество роботов, установленных в России в 2008–2016 гг., и прогноз на результаты 2017 г. Источник: IFR

С роботами уже связана наша жизнь, и они помогают уменьшить потенциальные затраты производства раз в пять. С помощью роботов мы можем в какой-то степени улучшить качество товаров и увеличить производительность. И, соответственно, можем помочь компаниям развиваться. Сейчас разрабатываются новые датчики, создаются новые машины, мы переходим к «Интернету вещей», нам требуются компетентные рабочие, и потребность в роботах будет только расти. Что касается автоматизации в России, мы должны продвигать российскую промышленность на глобальный уровень конкуренции. В России есть сильная потребность в использовании этих технологий для производства товаров и услуг в химической промышленности, в металлообработке —и она только увеличивается. При этом каждый год из университетов выпускается большое количество технических специалистов. Россия абсолютно готова к тому, чтобы подойти полностью вооруженной к вопросам роботизации.

Плотность роботизации промышленности (количество роботов на 10 тыс. работников) в разных странах в 2016 г.

Рис. 5. Плотность роботизации промышленности (количество роботов на 10 тыс. работников) в разных странах в 2016 г. Источник: IFR

Михаил Иванов, директор Департамента станкостроения и инвестиционного машиностроения Минпромторга России

Михаил Иванов, директор Департамента станкостроения и инвестиционного машиностроения Минпромторга России

А. А.: Вопрос к Михаилу Иванову. С одной стороны, российский сектор робототехники растет довольно стремительно, а с другой стороны, мы занимаем очень невысокое место по плотности роботизации. Что в связи с этим делает Минпромторг и как мы хотим это изменить?

Михаил Иванов (М. И.): Мне не хотелось бы обсуждать, кто должен быть первым, кто вторым — у каждой страны свой опыт. Что касается России — мы внимательно следим за развитием мировой экономики и технологическими трендами. Процессы роботизации, внедрения РТК, безусловно, имеют особо большое значение. И несмотря на незначительные цифры в статистике, мы начали этим вопросом серьезно заниматься уже несколько лет назад — у нас появилась НТИ (это в целом большое стратегическое направление, связанное с подготовкой российских секторов экономики к будущим вызовам рынка, рис. 6). НТИ представлено целым набором дорожных карт, каждая из них посвящена той или иной направленности. Кроме того, у нас утверждена программа «Цифровая экономика», поэтому я надеюсь, что показатели роботизации с каждым годом будут увеличиваться. В целом, что касается подходов государства, — понимая задачи и вызовы, которые перед нами стоят, мы за последние полгода провели большую работу, и целью ее было найти инструмент, драйвер развития процессов цифровизации промышленности и внедрения современных подходов к организации производства. Включая, естественно, и вопросы внедрения робототехники. Мы проанализировали кейсы, которые были в российской практике и международной, и в итоге вышли на создание новой программы Фонда развития промышленности. В этом году мы планируем ее запустить, она будет называться «Цифровизация промышленности». В рамках программы будут предоставляться льготные займы для компаний, целью которых является цифровизация технологических и производственных процессов. Основные параметры мы уже согласовали, сейчас происходит утверждение самого стандарта Фонда развития промышленности — это будут займы от 20 до 500 млн рублей, от 1% годовых. Проекты мы будем рассматривать стоимостью от 28 млн рублей, т. е. будет и доля софинансирования со стороны заявителя, привлечение частных инвестиций. Еще раз обращу внимание: программа нацелена не на тех, кто сейчас предлагает к разработке такие инструменты, а именно на тех, кто хочет внедрять такие подходы и решения. Это будет один из самых важных инструментов стимулирования спроса. Кроме того, в 2015 г. мы открыли на базе одного из ведущих машиностроительных вузов (МГТУ им. Баумана) кафедру мехатроники и робототехники, т. е. уже начинаем готовить специалистов. В этом году мы также ожидаем открытия инжинирингового центра Fanuc в «Сколково». Он будет связан не только с внедрением существующих решений этой компании, но и с разработкой индивидуальных решений под российских пользователей. И если другие компании присоединятся к таким начинаниям в России, созданию R&D-центров, то для нас это будет большой плюс.

Матрица Национальной технологической инициативы

Рис. 6. Матрица Национальной технологической инициативы. Источник: www.nti2035.ru

Примечание: * утверждено; ** предварительно согласовано; *** идет обсуждение; **** сервисы поддержки экспорта

Еще хочу привести один пример. Несмотря на достаточно скромные цифры, у нас, на мой взгляд, есть очень яркий стартап. Он появился примерно год назад и называется RCML (Robot Control Meta Language). Этот стартап за очень короткое время привлек уже порядка 200 тыс. долларов инвестиций и реализовал 15 лицензий. Это язык программирования верхнего уровня, который позволяет увязать в едином технологическом цикле робототехнические решения разных компаний. С этим стартапом уже взаимодействует несколько крупных робототехнических компаний. Такие прорывные проекты, безусловно, нам нужны, и мы их будем поддерживать. Сегодня на всем жизненном цикле продукции, начиная от разработки, стадии НИОКР, стадии модернизации производства, у нас работают программы Фонда развития промышленности, и я могу сказать, что уже есть успешные примеры поддержки компаний, которые сегодня предлагают свои решения в области робототехники.

Что касается вопросов трансфера технологий и работы с иностранными компаниями, у нас создан и давно работает механизм так называемых специальных инвестиционных контрактов. Он позволяет фиксировать условия ведения бизнеса для инвесторов, связанного с реализацией проектов, сопровождаемых трансфером технологий. Государство со своей стороны обязуется предоставить определенные меры поддержки — и налоговые льготы, и ряд других преференций. Сегодня таких контрактов только федерального уровня (то есть когда РФ, Минпромторг подписывает договор с инвестором) уже 17, есть еще региональные, которых еще больше. В целом этот механизм на текущий момент позволил привлечь более 170 млрд рублей инвестиций в промышленность.

 

А. А.: А то, что все роботы иностранного производства, может как-то помешать государству помогать этому сектору?

М. И.: Мне кажется, это замкнутый круг. С одной стороны, у нас сегодня действительно нет полноценных производителей российского продукта именно с точки зрения РТК. С другой стороны, у нас нет и достаточного спроса — а нет спроса, нет и предложения. Мы пытаемся этот круг разорвать. Мне кажется, программа, про которую я говорил, в этом поможет. Сегодня в этой программе нет жестких требований по стране производства и происхождения отдельных элементов комплексного решения по цифровизации производства. Благодаря этой программе и другим факторам (например, образованию), я надеюсь, спрос будет расти и затем просто включатся законы здорового рынка, т. е. спрос родит предложение. Импортозамещение придумано не ради импортозамещения — есть и экономический аспект, и стратегический. Какие-то технологии, как мы понимаем, нашей стране нужны. А некоторые элементы не нуждаются в полноценной локализации или это и невозможно, хотя бы исходя из законов рынка.

 

А. А.: Как вы считаете, не будет ли правильным решением правительства поставить конкретный KPI по внедрению роботов в России? Например, внедрить 5 тыс. роботов к 2025 г. на предприятия, 1000 роботов — в учебные центры.

М. И.: Мне кажется, что со стороны правительства было бы неправильно именно в таком ключе устанавливать какие-то KPI — мы в таком случае начинаем говорить о плановой экономике, а у нас она все-таки рыночная. И технологический аспект развития экономики, как мне кажется, не должен диктоваться со стороны государства — по крайней мере, в данной области. По каким-то другим аспектам государство KPI ставит — например, повышение производительности труда. Мне кажется, постановка такой задачи будет подтягивать компании к переходу на новые принципы производства, которые неразрывно связаны с процессами цифровизации, автоматизации и внедрения РТК.

 

Шэнь Чуаньхао (Shen Chuanhao), директор Zhejiang Buddha Technology

Шэнь Чуаньхао (Shen Chuanhao), директор Zhejiang Buddha Technology

А. А.: Хочу обратиться к Шэнь Чуаньхао. Вы представляете китайскую компанию — производителя роботов, и мы бы хотели узнать, какие меры поддержки китайского правительства были эффективными, полезными для вас и ваших коллег. И второй вопрос: насколько я знаю, в Китае давно присутствуют и локализованы большинство глобальных производителей роботов (30% — китайские бренды, 70% — международные, но собраны в Китае). Зачем китайским промышленникам понадобилось инвестировать деньги, создавать собственных производителей роботов?

Шэнь Чуаньхао (Ш. Ч.): Я согласен с предыдущим спикером — нам не стоит сейчас обсуждать, кто находится на первом месте. Каждая страна сталкивается со своими собственными проблемами. В Китае, например, в какой-то момент людям не хватало одежды и обуви, а также были проблемы, связанные с «большими данными». У нас сейчас 130 тыс. роботов, но мы не охватываем полную номенклатуру, которая производится по всему миру. Основным фактором развития китайской робототехники (рис. 7), как я считаю, является направляющее руководство китайского правительства. Производство и промышленность — это очень важные части китайской экономики. Любой большой стране нужно развитое производство. Я знаю, что многие сталкивались с проблемой качества китайских товаров. Мы хотели бы производить более надежную продукцию, эта цель обозначена китайским правительством и в пятилетнем плане, и в программе «Сделано в Китае-2025», и в плане развития робототехнической отрасли в 2016 году. Роботы в данных планах являются приоритетами. Также мы стремимся к производству роботов в промышленном масштабе. Кроме того, в наших регионах и провинциях есть свои подходы к этим вопросам: мы должны локализовать производство, и те, кто этим занимается, получают 30% скидки и субсидию от государства. Что касается других аспектов, мы должны сфокусироваться на производстве таких роботов, которые будут удовлетворять потребность промышленности Китая. А также сосредоточиться на сборке и обработке «больших данных». У местных компаний есть определенные преимущества и знания, они хорошо понимают местный рынок. И сегодня роботы, которые мы производим, должны не только хорошо работать механически, но и взаимодействовать с Интернетом и «большими данными».

 Количество роботов, установленных в Китае в 2008–2016 гг. и прогнозы на результаты 2017–2020 гг

Рис. 7. Количество роботов, установленных в Китае в 2008–2016 гг. и прогнозы на результаты 2017–2020 гг. Источник: IFR

Равиль Хисамутдинов, заместитель директора по развитию ПАО «КАМАЗ» по роботизации производств

Равиль Хисамутдинов, заместитель директора по развитию ПАО «КАМАЗ» по роботизации производств

7551 А. А.: Я хотел бы предложить слово Равилю Хисамутдинову, который представляет клиентов робототехнического сектора. Хотелось бы услышать ваше мнение о том, почему мы отстаем и что нужно сделать, чтобы уровень проникновения роботов в нашу промышленность был выше.

Равиль Хисамутдинов (Р. Х.): Мы сегодня говорим о робототехнических решениях, интеграторах, государственной поддержке и предприятиях-потребителях. Получается четверка. Из этой четверки я хочу исключить роботов — они ни в чем не виноваты. Они представлены на нашем рынке и прекрасно исполнены. Что касается государственной поддержки, мы сегодня услышали обнадеживающую информацию, и достаточно этого или нет — это уже вопрос для отдельного обсуждения. А вот на интеграторах и предприятиях, которые должны совместно создавать робототехнические решения, наверно, все-таки лежит бóльшая часть вины и проблему составляют именно они. Нам нужны не роботы, а эффективные технологические решения. Если интегратор ожидает, что решение подготовит заказчик, а он будет только всё это исполнять, — такая схема обычно не работает. Как правило, на предприятиях недостаточно компетенций в этой области для того, чтобы работу технологов полностью брать на себя. Да, технические задания в основном составляются совместно, но уровень интегратора должен быть гораздо выше, чем у потребителя. Я считаю, что это основная проблема, которую необходимо решить.

То, что нам удалось совместно достичь за последние годы, показывает свою эффективность (рис. 8). Неэффективные решения не могут быть приняты по определению, потому что акционеры не готовы инвестировать в то, что убыточно. Поэтому недостаточно просто поменять на рабочем месте человека на робота, решения должны быть эффективнее в несколько раз. Скажем, для нашей компании они должны быть эффективнее от 4 до 6 раз. Стоимость самих роботов составляет примерно шестую часть, если брать средние робототехнические решения. Основная доля — интеллектуальное решение и создание специальных приспособлений, т. е. того, что окружает робота и позволяет получить эту самую эффективность. Мы очень много общаемся с интеграторами, и те решения, которые были реализованы в прошлом и позапрошлом году, всегда проходили конкурс, где участвовало от 4 до 7 интеграторов. Но, к сожалению, почему-то побеждают европейские или китайские коллеги. Эту проблему тоже необходимо решить.

Роботизированное производство, ПАО «КАМАЗ»

Рис. 8. Роботизированное производство, ПАО «КАМАЗ»

 

А. А.: Вопрос ко всем участникам. Насколько в деле продвижения робототехники важна такая вещь, как пропаганда, т. е. PR? И давайте подведем итог нашей дискуссии.

Б. Ш.: Думаю, что системные интеграторы — очень важное звено, чем бы конкретно они ни занимались, разработкой ПО или только предоставлением услуг и компонентов для роботов. Это ключевая сфера, где нужны усовершенствования, для того чтобы робототехника в России развивалась. Если спрос будет расти, то, вероятно, на рынке появятся компании, которые будут заниматься кастомизацией и производить важные компоненты, например редукторы. Может быть, придут и иностранные компании, чтобы что-то здесь производить. В отличие от Михаила, я думаю, что KPI — это очень важно, потому что государство должно реагировать на реальную ситуацию. Чтобы компании приходили на этот рынок и инвестировали, должны быть созданы определенные условия. Что касается PR, то мне кажется, что сам по себе он неважен. Но все решения, которые принимаются в этой сфере, без пиара не будут эффективными — поэтому нам необходимо найти хороший баланс.

И также важно решить вопрос с нехваткой компетенций. Я как раз говорю об обучающих и инжиниринговых центрах, каком-то сотрудничестве с образованием, поездках, например, в Китай или в Европу, чтобы поработать полгода на системного интегратора из этих стран, получить опыт и приехать в Россию. Системные интеграторы должны быть связующим звеном. В России 50 тыс. инженеров, которые выпускаются из вузов, они компетентные, а робото­техника — это та сфера, которая может развиваться очень быстро.

Г. Л.: Я хочу добавить по поводу производства роботов: роботы — это только часть автоматизации. Во многих странах роботы уже успешно применяются на производствах, хотя собственные роботы в этой стране не производятся, — такой опыт есть. 50–60% роботов во всем мире производится в Японии. А в США, например, только несколько небольших производителей роботов. Но в то же время рынок робототехники в США активно развивается, и в этой сфере очень много инвестиций. Поэтому самое важное — это не иметь собственных производителей в стране, а чтобы были компании, которые могут интегрировать роботов и прочие компоненты автоматизации.

И PR тоже необходим. Нужно доводить до сведения населения то, что робототехника и автоматизация —это хорошо, а не плохо. Необходимо повышать уровень осведомленности и заинтересованности. И, конечно, обмениваться опытом между странами.

Ш. Ч.: Разумеется, PR очень важен. Робот — это как тело. Это инструмент. А PR — это источник вдохновения, ваших мыслей. Есть разный спрос, разные производственные процессы — везде свои потребности и проблемы, которые надо решить. Во-первых, нам необходимо обучать людей — особенно в России, но и не только, — показывая, каким образом все это работает. Во-вторых, нужно оказывать поддержку компаниям, которые этим занимаются. Что же касается производства роботов, то здесь я немного не соглашусь с остальными участниками. Как я уже сказал, у большой страны должна быть сильная промышленность. В России, может быть, все компоненты не должны быть такими же, как в Японии, но если есть риск санкций, то необходимо научиться компоненты для робототехники производить самим.

Р. Х.: Дело тут опять же не в роботах. Необходимо внедрять иную культуру на производстве. Без пропаганды это трудно продвигать, потому что консерватизм, к сожалению, присутствует везде. Все прогрессивное всегда приходится сначала с усилием прививать, а потом уже, когда наберется критическая масса, оно становится потребностью и его массово начинают применять. Надеюсь, мы увидим это в России в ближайшие годы.


Видеозапись дискуссии можно посмотреть ниже.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *